Первая страница

Second art

вторая жизнь тряпки
Интервью с Юлией Шишиной

После того, как послужит хозяину, одежда умирает и превращается в тряпку. Есть люди, которые с этим не согласны. Несмотря на то, что Юлия Григорьевна Шишина прекрасно рисует акварелью, ее страстно тянет к новому выражению себя в творчестве. Она делает коллажи из кусочков отслужившего свое материала.

Когда и с чего Вы начали заниматься искусством коллажей из кусочков тряпок, которое я бы назвал Second Art, второе искусство?
Все началось с того, что, когда мне было пять лет, моя подружка Яна показала как рисовать лицо, рожицы. С тех пор я и рисую на протяжении всей своей жизни. Я очень люблю искусство. Мне приходилось прерываться на долгие годы из-за моей профессии врача-психотерапевта. Но лет тридцать назад я возобновила эти занятия живописью в разных видах. Так как условия нашей жизни сложны, и не все и не всегда могут себе позволить занятия художника, а душа требует, то я стала искать эквивалентные способы выразить то, что я вижу, запечатлеть красоту. Я много работала с цветами, как с материалом, преподавала флористику. У меня всегда была потребность не только в цвете, но и в свете, отражающей поверхности.

Каких картин у Вас больше: ваших самостоятельных фантазий и видов или копий картин известных художников?
Больше копий. Знаете, мне очень нравятся русские иконы. У меня есть мысль восстановить всех Божьих Матерей. Это тесно связано с теми вещами, которыми мы занимаемся с моим мужем Андреем Николаевичем Зелинским (сыном академика Н.Д.Зелинского, изобретателя противогаза). Ноосферным моделированием или космосом культур. Вот, например, какое у нас представление о Древнем Египте? Сфинксы, пирамиды... А что тогда люди чувствовали, какие у них были убеждения? Человек - это сумма переживаний. Не больше. Как компьютер. Что Вы туда положите - то и будет. Но есть коллективное Я, которое характеризуется какими-то общими чертами, архитипом. Т.е. этносы различаются. А как это формализовать? Вот мой муж и занимается формализацией, описанием культур через модели. А мне всегда хотелось знакомиться с культурой непосредственно, здороваться с ней за руку, почувствовать аромат. Для этого надо взять произведение искусства и оно оживает (видимо, когда другой человек сам его перерисовывает или копирует другим способом - прим. А.О.). Как будто Вы преодолеваете 2000 лет. Это феноменальное вхождение в прошлое. Поэтому я из кусочков материи делаю икону, индийскую символику, китайскую живопись, русских художников Коровина, Альтмана, Бенуа.

Не могли бы Вы рассказать историю создания портрета академика Глушко, одного из виднейших создателей советской космической техники.
В свое время я занималась научной журналистикой. Была мостом между мыслью ученого и мозгами простых граждан. Делала "товар" общедоступным. Мне приходилось работать с такими крупными учеными, как Чижевский. Когда он умер мне пришлось даже за него дописывать его труды. Я имела на это право по договору. Глушко был также учеником Циолковского, но я его не застала при жизни. Его вдова мне показала переписку Глушко с Циолковским, где я увидела у Глушко страстную одержимость ракетами и другими мирами. Человек мне показался невероятным и, не имея возможности с ним познакомиться очно, я решила сделать его портрет. Я попросила у директора НПО "Энергия" портрет Глушко и с ним работала. После этого я написала статью "Эпоха, оставшаяся на Луне". Время разрушает все, кроме имен. Но часто и имена не остаются. А вот Луна сохраняет. И Глушко сохранился на Луне. Ему там дали кратер (надо понимать, кратеру присвоили имя академика Глушко - прим. А.О.) в престижном месте. Дело в том, что у Луны есть видимая и невидимая стороны. И Глушко получил место на видимой стороне среди Жюль Верна, Зелинского, Циолковского.

Как Вы собираете материал для своих работ?
Материал собираю интересно. Люди, которые со мной ходят - стыдятся со мной ходить - "Зачем Вы нагибаетесь? Подумают, что Вы подбираете как нищая." Но у целого ряда людей сохранились рефлексы: поисковый, охотничий, странствия. Сохранилось желание видеть что-то новое. Город не может дать нам всего. Я часто вижу выброшенные ткани. Они бывают очень красивые и напоминают мне различные пласты жизни. Они отражают эпоху. У нас были совершенно замечательные ситцевые фабрики. Ситец был традицией России. Даже англичане у нас купили патент на ситец. Но в мире ситец уже почти не носят, его мало осталось и он вызывает массу ассоциаций. Вот видите, Троица сидит (показывает на одну из своих картин - А.О.), на втором плане ситцевая гора. Это что-то типа двадцать пятого кадра. Вас греет прошлое, связь с Вашей мамой, которая в похожем платье ходила.
Как получить от жизни радость? Нужен творческий процесс. У многих людей сейчас дальтоническое сознание. Они не видят красоты мира, рисуют мрачные картины. У людей нарушено цветоощущение не по зрению, а по жизни. Вот лампочки по разному светят в зависимости от приложенного к ним напряжения. И Ваше сознание должно находиться в напряжении, чтобы светилось, его нужно воспитывать - музыка, живопись, путешествия, животные...
Известны случаи, когда люди жили, работали и были ничем не примечательны, а потом становились известными художниками. Старуха выходит на пенсию, в 86 лет начинает писать (рисовать - А.О.) и в 90 становится знаменитой на весь мир.

На этой оптимистической ноте благодарю Вас за интервью.

Записал Анатолий Опарин. 23.08.1999

Некоторые работы Юлии Григорьевны Объявления

Ссылка интереса
домой | живопись | графика | компьютерная графика | поделки | юные художники | темы | комментарии | перлы
конкурсы | игры | релакс | рисовалки | учиться рисовать | детские карты Москвы | детские стихи | статьи | видео | поиск | обратная связь